Повернемся к Азии – передом, а к Европе…
29 янв, 2015 0 Комментариев 8 Просмотров

Повернемся к Азии – передом, а к Европе…

Перед новыми руководителями ОАК и «Вертолетов России» стоит непростая задача по переходу от прямых поставок авиатехники и «лицензионки» к совместному проектированию новых самолетов и вертолетов для последующего массового выпуска вместе с партнерами из Китая, Индии и других азиатских стран.


Года три тому назад администрация президента Барака Обамы, пересматривая основы глобальной политики США, придумала ее новому варианту название - Rebalancing to Asia (в переводе - «пере-балансировка в сторону Азии»). Она подразумевает уделение американскими политиками большего времени и внимания Азиатско-тихоокеанскому региону жертвуя отношениями с другими регионами (порой, наиболее сведущие в географии американцы как бы поправляют Обаму, называя его политику «Возвращением на Тихий Океан»). И не только политиками – доля кораблей могучего ВМС США в тихоокеанских водах увеличивается с 50-55 до 60%.


Представляется, что словосочетание Rebalancing to Asia хорошо подойдет для описания новой политики, которой, на наш взгляд, придется следовать отечественному авиапрому. Если, конечно, нужно, чтобы производство авиатехники в нашей стране выжило, и выполнилась установка Кремля на превращение России в третьего по величине поставщика гражданской авиатехники в мире.


Причина для смены прежнего курса есть. По факту, в соседней Украине почти год идет гражданская война, число жертв измеряется тысячами. По населенным пунктам, в том числе Донецку, ведут огонь ребята из «иностранного легиона НАТО». Используются баллистические ракеты («Точка-У»), реактивные системы залпового огня («Град», «Смерч»), артиллерийские системы крупного (152 мм) калибра. Запад не придумал ничего лучшего, как объявить Россию виновником всех бед украинцев. И ввел против нашей страны экономические санкции.


Вопреки предсказаниям многих россиян, которые ожидали слабость и непродолжительность санкционного нажима, он, как сейчас становится совершенно ясно, пришел надолго, и в предсказуемой перспективе, на фоне нынешней эскалации боевых действий, он будет лишь ужесточаться. Вот что данному поводу сказала глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини: «Санкции это инструмент, который может регулироваться в зависимости от развития ситуации. … в марте мы проверим соблюдение минских соглашений и сможем либо ослабить санкционное давление, либо усилить его». Она отметила, что «крымский вопрос» продолжит быть одним из центральных в части снятия санкции. Словом, не отдадите Крым – не снимем санкции. А возвращать полуостров Украине Россия точно не собирается…


Иранский пример


За годы журналистской карьеры мне посчастливилось не раз бывать в Иране. Это древняя страна, где живет гордый народ. Он не желает подчиняться диктату «самой сильной демократии мира», расположенной за тысячи миль по другую сторону океана.


В 1979 году там произошла революция, народ сверг ставленника империалистов - ненавистного шаха. Общественный строй сменился от монархии к исламской республике с выборами президента, парламента и органов местного самоуправления. Очевидно, что подобные изменения есть движение по пути демократии, должны были бы приветствоваться заморскими «демократами». Не тут то было: США ввели против Исламской Республики Иран (ИРИ) длинный список санкций.


Сегодня действующие против республики ограничительные меры включают, кроме прочего, запрет на поставку ГРАЖДАНСКОЙ авиационной техники, запасных частей к ранее (то есть до 1979 года) проданным самолетам-вертолетам, а также приобретенным на вторичном рынке.


Даже когда к власти в ИРИ приходили умеренные, прозападно настроенные президенты Хатами и Роухани, Вашингтон не торопился полностью снимать санкции. Лишь порой немного, для вида, ослаблял «удавку». Белый Дом четко давал понять, что полное снятие санкций – дело не быстрое. И для этого «провинившейся» стороне надо показать, что она «твердо усвоила урок». Простыми словами: поплясать перед «учителем» пока последнему не надоест.


Зачем я привожу иранский пример? А вот зачем. Практически все мои сограждане, с кем довелось беседовать сразу после введения санкций США и ЕС против России, были уверены в том, что это все ненадолго. И что «глубина» их действия коснется лишь малой горстки людей из властных структур и большого бизнеса, кто слишком рьяно показывает себя сторонником присоединения Крыма и поддержки населения восточных областей Украины. Короче, не коснется простых граждан и экономики страны. К сожалению, они ошибались. Отчасти потому, что не знали или не хотели знать про какой-то там Иран. «Россия и Иран, ну как НАС можно ставить в один ряд с НИМИ?!» А вот, по мнению Вашингтона и Брюсселя, очень даже можно. И даже нужно. Взяли и поставили.


Кстати, присмотритесь к персам: они не только гордый, а еще умный и красивый народ. Попасть в одну компанию с ними, мне кажется, даже почетно. За годы, прошедшие после Революции, персы создали у себя в стране собственную тяжелую промышленность, мощный военно-промышленный комплекс. Самостоятельно строят ракеты, в том числе способные выводить в космос искусственные спутники Земли, подводные лодки, вертолеты, беспилотные летательные аппараты. Один из них – ДПЛА типа ScanEagle – в октябре 2013-го подарили гостившему в Тегеране главкому ВВС России Виктору Николаевичу Бондареву. На проверку выяснилось, что иранский «беспилотник» по ряду параметров превосходит отечественные разработки...


Россия и Иран поддерживают законное правительство в Дамаске, вместе снабжают Сирийскую Арабскую Армию. В боевых действиях применяются несколько типов иранских ДПЛА. Они не только ведут разведку, но и наносят удары по исламским радикалам как неуправляемым (бомбы), так и управляемым оружием (противотанковые ракеты). Они сейчас успешно используются в обстановке реального вооруженного противостояния в Сирии. На вооружении ВС России пока столь способных «летающих роботов» нет. По сообщениям СМИ, искусством управления иранскими ДПЛА овладевают курсанты Академии ВВС России. Это – еще одно доказательство, что нам есть чему и, нужно, у персов поучиться. В том числе – как выживать в условиях санкций США и ЕС.


Как долго продержится режим санкций? Наш прогноз – как минимум года три. Пока в США не выберут нового президента, пока тот не утвердится во власти и не расставит на высоких постах своих сторонников. Лишь тогда, может быть (а может, и нет) у президента США появится желание еще раз взглянуть на Россию: а враг это или, все-таки, друг? И спросить, по-отечески, ласково: «ребята, а урок-то вы выучили?» Примерно так, как сегодня Обама «беседует» с персами.


А вот Россия беседует с Ираном по-иному. «У нас, - сказал министр обороны РФ Сергей Кужугетович Шойгу, - общие вызовы и угрозы в регионе, противостоять которым можно только сообща». Его двухдневный визит в Тегеран ознаменовался подписанием соглашения о военном сотрудничестве. По словам министра, «создана теоретическая основа взаимодействия в военной области», которую предстоит наполнить конкретными проектами.


После событий на площади Тяньаньмэнь


Ограничения в торговле США и Европа ввели и держат не только против Ирана и России. Не забыт и великий Китай. Когда архитектор китайских реформ Дэн Сяопин провозгласил «новый курс» и КНР открыла двери перед западными компаниями, став главной «мастерской мира», американцы и европейцы помогали ему во всем. В том числе и по военной линии. «Пусть Китай и коммунистический, он сейчас вместе с нами против русских», - рассуждали они.


Великобритания предложила НОАК купить у нее истребители-штурмовики с вертикальным взлетом и посадкой типа Harrier, и даже предоставила образцы для испытаний на территории Поднебесной. И поставила двигатели типа Rolls-Royce Spey Mk.202 для установки на ударный самолет JH-7A. Китайцы с радостью освоили их серийный выпуск под названием WS-9 и сегодня ставят на серийные машины данного типа.


А американцы, по программе Peace Perl, поставили китайцам десятки бортовых радиолокаторов AN/APG-66(V), которые нашли применение на перехватчиках J-8C. Однако «счастье» взаимовыгодного военно-технического сотрудничество недолго согревало взаимоотношения продавца с покупателем. После известных событий на площади Тяньаньмэнь, Запад ввел запрет на поставки КНР военной техники, который действует до сих пор.


Сегодня аналогичные меры применяются и в отношении России. В частности, немецкие дизели MTU на скоростные пограничные катера нам больше не отправляют, а французы не отгружают отдельные виды сенсоров и авионики. Президент Франции на неопределенный срок отложил поставку десантного вертолетоносца типа «Мистраль», за который заплачены российские денежки, и корма которого построена в Санкт-Петербурге…


Санкции и авиапром


Дорогие товарищи – работники авиационной отрасли! Не стройте иллюзий: период взаимовыгодного сотрудничества с Западом завершился. Программы и проекты, что строились на взаимовыгодной основе с американскими и европейскими партнерами, сегодня стремительно теряют перспективу на продолжение в старом ключе. Перед некоторыми из них (надеюсь, что не всеми) закрылось, перед другими – закрывается, так называемое «окно возможностей». То есть временной промежуток, в течение которого построенный в России самолет или вертолет с западными комплектующими мог рассчитывать на покупателей за рубежом, включая страны Запада и их сателлитов.


Возможно, через несколько лет (зависит от США - см. выше), если отношения «Запада с Востоком» опять потеплеют, у отдельных совместных проектов вновь появится шанс. Правда, драгоценное время будет потеряно безвозвратно. Часть глобального рынка, на которую нацеливались «суперджеты» и им подобные, будет занята конкурентами.


Но всякий конец (если, конечно, на него смотреть по-философски) несет начало чего-то нового. Применительно к авиапрому: пришло время иных проектов и решений. Тех, которые не зависят от воли наших западных «партнеров». К таковым, во-первых, относятся самолеты и вертолеты, а также авиационные двигатели, бортовые системы и комплексы, которые созданы и производятся у нас в стране без использования иностранных комплектующих. Во-вторых, такие, что мы можем сделать вместе с партнерами из Азии – фирмами Китая, Индии, Ирана, Малайзии, Индонезии и других стран. Спасибо, товарищ Обама, что подсказал нам верный путь – «Rebalancing to Asia».


ВПК России живет за счет Азии


В качестве торгового партнера для стран Азии (и не только) Россия интересна, главным образом, тремя позициями. Большие залежи углеводородного топлива и полезных ископаемых. Высокие технологии в отдельных областях, включая аэрокосмическую и ядерную. Продвинутые системы вооружений.


Продажа за рубеж вооружения и военной техники, включая ракетную и авиационную, идет бойко. В прошлом году объем поставок по линии военно-технического сотрудничества составил порядка 10 млрд. долларов. Объем заказов увеличился на 7,5 миллиарда, до 50. Крупнейшие покупатели представлены государствами Азии: Индия, Алжир, Китай, Вьетнам. Весомые поступления в твердой валюте от покупателей из Азии помогают нашей «оборонке» жить и развиваться. А вот доля стран Запада в военных заказах нашего ОПК - нулевая.


Кроме притока валюты, ВТС прочно «привязывает» к нам страны-экспортеры. Ведь после покупки техники ее стараются содержать в исправном состоянии (значит, нужны запчасти, сервисные центры), улучшать (модернизация), уметь правильно и грамотно использовать (обучение личного состава). Если случается обострение отношений, страны-импортеры стараются не делать поспешных шагов в отношении тех, кто их снабжает. Немногие из клиентов России по ВТС поддержали режим санкций. Стараются поменьше рассуждать на тему событий в Крыму и востоке Украины…


С годами значение ВТС растет и применительно к программам перевооружения наших собственных Вооруженных Сил. Возьмем, к примеру, разработанный на соответствие требованиям ВВС Индии многоцелевой истребитель Су-30МКИ. Иностранный покупатель разместил заказов на почти триста таких машин, включая лицензионную сборку. И уже получил более двухсот. Подобные самолеты приобрели Малайзия (18) и Алжир (16). Прошло «всего лишь» десять лет с момента отправки первого «МКИ» иностранному заказчику, и подобная техника появилась у МО РФ. С учетом незначительных доработок, вариант для ВВС России обозначается Су-30СМ. Пока в распоряжении ВВС России таких самолетов раз в пять меньше, чем у ВВС Индии. Москва, как говорится, не сразу строилась…


В начале века проект Су-30МКИ воспринимался как фантастика. Новейший истребитель, на тот момент истории – самый технически продвинутый во всем мире. Пока ВВС страны-производителя «сосали лапу», Су-30МКИ в больших количествах поставлялся за рубеж. Но сегодня этого заграничным покупателям нашей техники недостаточно. Все чаще крупнейшие партнеры по ВТС обращаются к России с просьбами не о поставках передовых систем вооружений, а совместной их разработке с целью последующей организации выпуска серийной продукции на территории двух стран.


Казалось бы, переходить от прямых поставок и лицензий на со-разработку нам не выгодно. Но это только на первый взгляд.


Человек, который вывел Сингапур в число высокоразвитых стран мира – Lee Kuan Yew - в своих мемуарах записал: «Сильная оборона может быть обеспечена только в том случае, если страна создала сильную финансовую систему». Возможно, кто-то и возразит, приведя в пример древний мир и средневековье. А вот оспорить это утверждение применительно к современному миру вряд ли получится. О «силе» российской финансовой системы можно судить по событиям на валютном рынке страны в декабре прошлого года…


Смысл кооперации с зарубежными государствами, что продемонстрировали свою приверженность поддержанию мира и добрососедства – вскладчину развивать оборонные проекты.


Китайский партнер


В прошлом десятилетии ежегодные темпы роста китайской экономики в процентах выражались двузначными цифрами. В нынешнем – немного снизились - до 7,4% в 2014-м. По мнению отдельных аналитиков, по так называемой совокупной покупательной способности, Китай вплотную приблизился к США. По итогам прошлого года,


китайская экономика растет быстрее североамериканской (2,7%) и индийской (5,8%), тогда как российская – практически в рецессии.


Отношения России и Китая находятся на подъеме. Они улучшились в 2012 году, с приходом к управлению КПК и страной нынешнего лидера. С момента своего возвышения товарищ Си Цзиньпин несколько раз встречался с Президентом России. Судя по официальным сообщениям, встречи всегда проходили «в теплой, дружеской обстановке».


Хорошей «проверкой готовности» китайского лидера пойти навстречу порой достаточно спорным предложениям российского коллеги стало приглашение Путина «выпить водки». Что, собственно, и произошло в день рождения Владимира Владимировича 7 октября 2013 года. Проводя сравнение Си Цзиньпин и предыдущего руководителя КНР Ху Цзиньтао, западные наблюдатели говорят о большей склонности нового лидера в пользу «пророссийских» решений. Никогда за последние полвека условия для возникновения «антиамериканского» блока не были столь благоприятными.


Переходя с высокого политического уровня на конкретику авиапрома, важно отметить следующее. Китайские специалисты высоко оценивают поставленные им Россией боевые авиационные комплексы Су-27СК, Су-30МКК и Су-30МК2. Они закупались вплоть до середины прошлого десятилетия, пока Ху Цзиньтао не дал военным распоряжение перевести заказы на предприятия местной авиапромышленности. Однако даже с такими установками, военные продолжали в больших количествах покупать у нас турбореактивные двигатели АЛ-31Ф/ФН, РД-93 и Д-30КП-2, поскольку продукция местных мастеров сильно уступала по качеству.


Российские моторы шли на комплектацию строящихся китайских истребителей, бомбардировщиков и военно-транспортных самолетов. Как опытных, так и серийных. С приходом к власти Си Цзиньпина китайские партнеры вновь повели речь о прямых закупках боевой российской авиатехники. Пришло обращение на тему Су-35С. Стороны близки к подписанию контракта. Китай продолжает получать из России вертолеты семейства Ми-17. Кроме того, в новом веке отмечались поставки Ми-26Т, Ка-28, Ка-31 и Ка-32. С вторичного рынка берутся тяжелые транспортные самолеты типа Ил-76 и, после ремонта и модернизации в России, пополняют парк военно-транспортной авиации ВВС НОАК.


Индийский партнер


Военно-техническое сотрудничество с Индией ведется с начала шестидесятых годов, когда наша страна поставила истребители МиГ-21, вертолеты Ми-4, плавающие танки ПТ-76 и другую технику. Она прекрасно показала себя в войнах с Пакистаном в конце шестидесятых – начале семидесятых годов. Поставки вооружений из России продолжаются. Отгрузки по линии Рособоронэкспорта в 2013 году оценивались суммой 3,6 млрд. долларов. А всего за пятьдесят лет объем ВТС с Индией составил 57 млрд. долларов.


По просьбе индийского правительства, наши специалисты помогли наладить лицензионное производство большой номенклатуры авиатехники, включая МиГ-21, МиГ-27 и Су-30МКИ. На рубеже веков создано совместное предприятие BrahMos Aerospace. На основе ракеты «Яхонт» была разработана PJ-10. ВС Индии приняли ее на вооружение в 2005 году. Это первый пример совместной разработки продукции военного назначения на уровне, не уступающем лучшим западным образцам.


Правительство Индии высоко оценивает результаты деятельности BrahMos Aerospace, называя его «показательным примером» сотрудничества с иностранным государством в области передовой военной техники. Его взяли за образец для подражания при следующем шаге в развитие совместных оборонных проектов.


Ими стали военно-транспортный самолет с полезной нагрузкой до 20 тонн по программе Multirole Transport Aircraft (MTA) и фронтовой истребитель пятого поколения Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA). Предварительные переговоры по этим темам длились долго, порядка десяти лет. Лишь на рубеже 2012-2013 годов удалось выйти на начало совместной работы непосредственно «по железу».


Продвижением крупных оборонных проектов с Индией занимается лично Президент России. В частности, непростые вопросы по истребителю обсуждались на встречах Путина с новоизбранным индийским премьер-министром Нарендрой Моди в июле и декабре прошлого года. К настоящему времени и по FGFA, и по MTA подписаны документы, сформированы рабочие группы, вместе работают инженеры-конструкторы и прочие специалисты российских и индийских предприятий промышленности.


Однако далеко не все идет столь гладко, как хотелось бы. Чем, собственно, и объясняется вынос вопросов по этим программам на уровень политических лидеров двух стран. Внимание Путина к данным темам можно понять. Срыв таким трудом достигнутых договоренностей будет означать крупное поражение России в глазах всего мира, и особенно негативно будет воспринят странами – партнерами по ВТС.


Требуется молодой, амбициозный…


Представляется, что именно с таких позиций следует расценивать последние перестановки в руководстве Вертолетов России и ОАК. Напомним, что в конце 2013 года Александр Михеев получил назначение на пост генерального директора «вертолетного холдинга». Ранее, работая в Рособоронэкспорте, Александр Александрович прославился как успешный продавец военной техники, особенно Китаю. И когда пришла пора придать мощный импульс новым программам сотрудничества с китайской промышленностью, выбор пал именно на него.


Главная тема – перспективный тяжелый вертолет в классе грузоподъемности 15 тонн. Соответствующая программа носит название Advanced Heavy Helicopter. На высшем политическом уровне все договорено. Теперь руководителю «Вертолетов России» и его команде предстоит нелегкая задача «дожать» китайских партнеров по ключевым позициям проекта, перед тем как специалисты двух стран перейдут к непосредственной работе по проектированию геликоптера. А в Индии им предстоит заниматься решением практических вопросов по претворению в жизнь достигнутого в декабре принципиального решения по организации лицензионного производства вертолетов Ми-17 и Ка-226Т. Производственная программа последнего оценивается в четыреста единиц.


Еще более сложные задачи стоят перед новым руководителем Объединенной авиастроительной корпорации. На высшем политическом уровне достигнуты договоренности: с Индией – по MTA и FGFA. С Китаем – по Широкофюзеляжному Самолету (ШФС) вместимостью триста пассажиров, в развитие линейки Ил-86 и Ил-96.


Все три представляют собой сложнейшие программы. Результатом их выполнения должны стать сотни самолетов, спроектированных, испытанных, построенных на предприятиях стран-партнеров и реализованных на мировом рынке. Опыта совместной реализации подобных проектов у ОАК (да и «Вертолетов России») нет. По всему ОПК есть лишь единственный пример – ракетная продукция BrahMos Aerospace.


Смена руководителя ОАК 19 января 2015г. сейчас широко обсуждается на страницах печати. Однако при анализе ситуации и причинах кадровых перестановок наши коллеги слишком увлекаются анализом прошлого. Между тем, истинная причина в другом - авиапрому требуется команда молодых, амбициозных единомышленников, способных реализовать сложнейшие программы создания гражданской и военной авиатехники следующего поколения. И самые сложные из них – международные, вместе с Китаем и Индией.


У каждой из этих стран – богатая история, в том числе в области национальной обороны. Она измеряется тысячелетиями. У китайцев – один менталитет, у индийцев – другой, у россиян – третий. Выстраивание программ по совместной разработке, испытаниям, сертификации, запуску в производство, налаживанию серийного выпуска, сбыта готовой продукции по всему миру и организации сервиса в местах, где она эксплуатируется – небывалая по масштабам задача. Спроектированный совместно самолет или вертолет (базовая платформа) должен удовлетворять требованиям главных заказчиков сразу двух стран. Подобные задачи в полном объеме ни одна из трех стран до настоящего времени не решала (поставки готовой продукции из одной страны другой, согласитесь, задачка меньшего масштаба).


Герои вчерашних дней


При всех положительных качествах бывшего руководителя ОАК Михаила Погосяна, включая его высокую работоспособность и квалификацию авиационного специалиста, он – не тот человек, кто способен довести до победного конца проекты FGFA, MTA и ШФС. Михаил Асланович получил широкую известность в мире как активный сторонник совместных проектов с западными партнерами. По его инициативе на самолетах Су-30МКИ и Су-30МКМ часть бортового комплекса была заменена (либо дополнена) на французские, израильские, а также (МКМ) немецкие и шведские/южноафриканские изделия.


Затем, в начале нового века Погосян предложил руководству страны красивый план создания пассажирского самолета Russian Regional Jet (RRJ). Формирование его облика велось при консультационной поддержке американской фирмы Boeing. Проведен конкурс поставщиков систем, в котором победителями вышли ведущие европейские фирмы, включая всемирно известные Safran, Thales и Liebherr. Проект получил высокое одобрение, на него выделили немалые средства. Самолет был построен, испытан, получил сертификат типа в Европе и поступил в серийное производство.


Что в итоге мы имем с «суперджетом»? Эта тема широко освещалось на страницах печати, останавливаться на ней нет смысла. А теперь ко всем его проблемам прибавилась ещё и следующая: после присоединения Крыма и введения Западом санкций против России, эта программа стала самым настоящим «заложником Запада». Поставки горячей части двигателя SAM.146 ведутся Францией, важнейших бортовых систем - США и странами Европейского Союза.


Реальной возможности заменить иностранные комплектующие на отечественные аналоги сегодня не существует. Во-первых, в России просто нет таких аналогов. Во-вторых, договорные обязательства ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» перед ключевыми поставщиками не допускают подобной замены без перспективы судебных разбирательств. В условиях санкций «суперджет» не имеет перспектив ни на международном рынке, ни на внутреннем. Какое-либо разумное планирование производственной программы его выпуска теряет смысл. Поскольку в уравнении появилось слишком много переменных величин, значения которых зависят от политической воли стран Запада.


Когда, в начале века, Погосян объявился со своим RRJ - «суперджетом», главной темой повестки дня высшего руководства России было выстраивание взаимовыгодных взаимоотношений с Западом. Кремль волновало наполнение развивающегося с Европой и США сотрудничества интересными всем сторонам процесса программами, особенно в сфере реального производства высокотехнологичной продукции. Не уверен, был ли в отечественном авиапроме на тот момент другой такой руководитель, кроме Михаила Аслановича, кто бы смог довести проект, подобный «суперджету», до той стадии, в которой он сегодня находится. Но факт остается фактом: «окно возможностей», из-за задержки сроков выполнения программы, упущено, а теперь оно может быть совсем закрыто санкциями… Погосян навсегда вошел в историю как «создатель Суперждета» - неплохого российско-западного самолета с отсутствующими перспективами, и героем следующего сериала ему не стать...


Авиапром времен «Очакова» и покоренья Крыма


Для реализации новых масштабных проектов нужен другой герой. Окажется ли таким человеком Юрий Слюсарь? Вот что сказал про Юрия Борисовича вице-премьер Рогозин на заседании совета директоров корпорации: «Я рад, что у нас появляется новый руководитель, молодой, амбициозный, достаточно подготовленный». Добавим из текста биографии – владеющий английским языком. В идеале, конечно, требуется еще и китайский… Но, при грамотном использовании английского (вместе с русским) должно хватить.


Новый руководитель ОАК на 18 лет моложе предыдущего. Опыта работы в авиапроме и багажа авиационных знаний, у него, конечно же, меньше. Но и всевозможных «обременений», в виде личных «творческих» амбиций, тоже. Вкупе с опытом работы на Роствертоле и в Минпромторге, это, скорее, плюс, чем минус. Реализация программ FGFA, MTA, ШФС потребует ряда взвешенных решений, принятых вместе с индийскими и китайскими партнерами. По линии, прежде всего, построения этих программ, включая финансовые потоки (а они обещают быть немаленькими), назначения на ключевые посты грамотных управленцев и специалистов, четкое определение персональной ответственности за порученный участок работы.


Порой можно слышать, что он нового руководителя ждут, мол, правильной «канализации» денежных поток. Такое возможно. Но в условиях, когда финансово-экономическая система страны напряжена до предела (финансирование программ ОАК из государственной казны, скорее всего, будет сокращаться) требуется, прежде всего, найти средства на авиационные программы и, главным образом - за рубежом, от продаж наших самолетов и лицензий заграницу, налаживания совместной разработки и производства техники нового поколения на выгодных для России условиях.


Программы Корпорации «Иркут»


Как я уже сказал выше, большим достижением отечественного авиапрома считается Су-30МКИ – тяжелый многоцелевой истребитель, выпускаемый Корпорацией «Иркут» (ходит в ОАК). И важно помнить о том, как начиналась эта программа? По словам ключевого участника проекта Алексея Иннокентьевича Федорова, российским переговорщикам «пришлось не раз ломать себя через колено», пока вместе с заказчиком им удалось выйти на взаимоприемлемый вариант. Первоначально предложенный Су-30К был серьезнейшим образом доработан под требования ВВС Индии. Вместо радара Н-001 с механическим сканированием луча, способным работать только по воздушным целям, на борту появилась более мощная многорежимная станция Н-011М «Барс» с электронным сканированием. Классическая аэродинамическая компоновка уступила место схеме «интегральный триплан». Двигатели получили управляемый вектор тяги. И так далее, и тому подобное. Не думаю, что проектам ШФС и MTA предстоит пройти меньший путь от первоначального предложения до серийного образца, выполненного «в железе».


В изменившихся условиях работы ОАК особое значение получает тема узкофюзеляжного магистрального авиалайнера следующего поколения МС-21. Его разработку также ведет Корпорация «Иркут». После назначения на пост руководителя ОАК, Юрий Борисович Слюсарь, в частности, сказал: «Для нас 2015-й это год в значительной степени определяющий, какой быть корпорации вообще. Наступает некий момент истины по гражданским программам. Это развитие программы «суперджет», и мы надеемся в этом году выкатить первый летный экземпляр самолета МС-21 – это стержневой проект гражданской части российского авиапрома. У нас с МС-21 связано очень многое – не только размеры инвестиций, но и все наши амбиции, связанные с присутствием в сегменте магистральных самолетов».


Согласно недавнему докладу Дмитрия Рогозина Премьер-министру Дмитрию Анатольевичу Медведеву, первый полет прототипа самолета намечен на апрель-июнь 2016г. Двигатели – «на выбор», Pratt&Whitney и ПД-14. Высокие американские технологии и наши, пермские. Хочется спросить: Дмитрий Олегович, о каком таком выборе Вы говорите?! Выбор-то времен «Очакова» и покоренья Крыма! (в данном случае, «Очаков» - большой противолодочный корабль проекта 1134Б, затопленный 6 марта 2014 года в фарватере бухты Донузлав с целью блокировки находящихся там кораблей ВМС Украины).


Чтобы МС-21 не пошел по пути «суперждета», нужен МС-21.ru, о котором более полутора лет говорят в промышленности. Вместо всей банды западных поставщиков, набранных до времен «Очакова» и покоренья Крыма, - отечественные или из дружественных нам государств, причем, по всем позициям. Только так можно избежать негативного влияния Запада на ход соответствующей программы ОАК. Если, конечно, руководство страны действительно заинтересовано в восстановлении компетенций отечественного авиапрома в области коммерческих воздушных судов.


Владимир Карнозов

Источник: http://www.aex.ru/

[related-news]
{related-news}
[/related-news]

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Поделиться

Рекомендуем

Реклама Реклама Реклама Реклама

Спорт новости

Cтатьи и публикацииМожно ли найти работу пенсионеру

Всегда было и будет нелегко найти работу пенсионеру, потому что существует предвзятое суждение о...

21 июл, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииУсловия кредита для ИП

Индивидуальные предприниматели – особая категория кредиторов. Это люди, которые одновременно могут...

22 мар, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииТрамп учел ошибку Никсона

Normal0falsefalsefalseRUX-NONEX-NONE После скандального увольнения Джеймса Коми с поста директора...

09 авг, 2017 0 2

Теги

Авторизация