Ценность человеческой жизни: Франция, Украина, Ливия
29 янв, 2015 0 Комментариев 50 Просмотров

Ценность человеческой жизни: Франция, Украина, Ливия

После дикого террористического нападения на редакцию журнала «Charlie Hebdo» в Европе прошли массовые акции протеста, солидарности и скорби. На парижской демонстрации в память о 12 убитых журналистах присутствовало более миллиона человек. По мостовой французской столицы прошли десятки мировых лидеров и тысячи общественно известных персон. В других городах Франции, Германии, Испании, Италии состоялись многотысячные митинги, шествия, пикеты. Черный квадрат с надписью «Je suis Charlie» стал символом поддержки свободы слова, маркером осуждения джихадистских палачей, показателем отрицания любого террора. Этот квадрат получил всемирную известность и межконтинентальную популярность.

Всего через несколько дней после расстрела парижской редакции близ украинского города Волноваха был взорван пассажирский автобус, ехавший из Донецка. Погибло точно такое же количество людей, 12 мирных пассажиров. Еще через несколько дней случились очередные артиллерийские обстрелы самого Донецка. Они привели к полному уничтожению троллейбуса вместе с людьми. Еще через несколько дней после огневого налета на Мариуполь в этом городе прошли 30 похорон. Во второй половине января в украинской Горловке погибло около 100 гражданских лиц.

Вне зависимости от виновников военных преступлений на Украине все упомянутые трагедии объединяет одно общее свойство.

Они не стали причиной общемировой, континентальной и вообще международной скорби. Совсем. Их жертв не знают поименно. Никого. Фразы «Je suis Volnovakha», «Je suis Donetsk», «Je suis Mariupol», «Je suis Gorlovka» оставляют европейцев равнодушными. Или вызывают настороженное недоумение, что еще хуже. Говоря откровенно, эти инциденты не стали национальным горем и в самой Украине.

Формально траур по некоторым жертвам был объявлен. По сути же страна привыкла к войне. На войне сердца черствеют далеко от линии фронтов. Война бронирует сердца, особенно к чужим страданиям. Пока смерть не опалит собственных близких и родных, отношение к ней выравнивается до отчужденного спокойствия. Многие тысячи погибших и покалеченных, растерзанных и изувеченных уже унесла эта братоубийственная война. Многих еще унесет. Пока что не удается даже имитация мирного процесса в минском или ином формате. Чем пассажиры автобусов-троллейбусов лучше прочих жертв, к чему о них особенно скорбеть.

В европейском политическом бомонде на тему парижских терактов наблюдается единство взглядов. Сплотимся, осудим, еще раз пошутим. Редким исключением стало мнение экс-президента Чехии. Приставка «экс» к должности европейского политика дает 500 очков к уровню независимости и адекватности суждений. Вацлав Клаус обосновал точку зрения «Я - не Шарли!» очевидной аналогией. Сравнением парижского расстрела и преступной атаки нигерийских исламистов на безымянную деревню. В тот же день 7 января в экваториальной Африке было убито 200 человек. Двести человек было расстреляно боевиками Боко Харам, зарезано, забито дубинами, утоплено в канавах. В те же часы, когда парочка террористов с автоматами наводили ужас на 11 район города Парижа. И никаких общественно-значимых возмущений дикое преступление в Нигерии не вызвало. Тем более с миллионом участников протестных акций. С президентами и премьерами в первых рядах демонстраций, с информационной волной в соцсетях.

Географический фактор удаленности кровопролития от расслабленной Европы имеет значение. Как и недостаток медийного присутствия в «горячих точках» планеты. Но Украина находится в Европе, а не в Африке. И с репортажами об ужасах войны на Донбассе дефицита не ощущается. Почему же столь различна реакция Европы в ответ на преступления, совершаемые в Европе? Откуда усиленное внимание к гибели десятков и фактическое равнодушие к тысячам смертей? Как же быть с идеалами свободы, равенства и братства, незыблемыми со времен французской революционной гильотины?

Попасть в центр внимания мировых СМИ, влиятельных политиков, видных общественников, международных защитников всеобщих прав человека легко. Достаточно насильственно затронуть представителей «золотого миллиарда» населения Земли. В Ливии это произошло всего за один день 27 января 2015 года.

В этот день столичный отель Corinthia (роскошный островок спокойствия в сотрясаемом анархией Триполи) подвергся нападению небольшой группы боевиков. Надо заметить, что Corinthia в современных ливийских реалиях уникален. По функциональности он значительно превосходит любой многозвездочный отель. В Corinthia живут и работают представители одного из ливийских правительств, министры и сам премьер, ряд дипломатических миссий, бизнесмены, журналисты и т.д. Казалось бы, из здания подобного ранга можно соорудить неприступную цитадель. Однако нападение прошло практически столь же нахально, как и атака на мирную парижскую редакцию. Гуманитарные последствия оказались столь же трагичны.

Несколько террористов взорвали автомобиль на стоянке отеля, воспользовались суматохой служб безопасности, суетой вокруг возникшим пожаром и детонацией других машин. Молодчики ворвались в Corinthia прямо через главный вход-вестибюль. В первые же секунды нападавшие расстреляли троих вооруженных охранников и нескольких безоружных иностранцев - филиппинца, корейца, француза и американца. Далее террористы рванули на верхние этажи отеля - возможно, пытаясь захватить проживающего на 22 ярусе квази-премьер-министра Омара аль-Хаси. Данный план не сработал, г-н аль-Хаси успел эвакуироваться с помощью личной охраны. Преступники забаррикадировались на 24 этаже и как-то очень удачно самовзорвались. Привели в действие пояса шахидов в качестве утонченной провокации, да. Утянув в мир иной еще одного полицейского и заложника.

Едва стало известно подданство жертв в вестибюле Corinthia, Ливия моментально вернулась в прайм-таймы телеэфиров и на первые полосы газет. С нешуточным изумлением западный зритель мог узнать, что в давно избавленной от диктаторского режима Ливии дела обстоят скверно. Хуже год от года. По десятибалльной шкале стабильности и процветания на уровне «минус три» или ниже.

С августа возобновилась гражданская война и законное (прозападное, а как же) правительство бежало в Тобрук.

В Бенгази есть другое правительство - вроде автономное, на власть в масштабах страны не претендующее. Но деятели в Бенгази не согласны с кем бы то ни было в принципиальных вопросах дележа нефтяных доходов.

Триполи захватили исламисты из «Рассвета Ливии», которые ранее были западными союзниками и создали свое правительство. Власти из Тобрука подвергли анафеме узурпаторов и наняли для их искоренения группировку другого западного союзника - генерала Х. Хафтара. Который искренне презирает оба (три?) враждующих правительства. Но согласился устроить «Рассвету Ливии» бронированный закат на нефтяные деньги.

Аль-Каеда и ИГИЛ на ливийской территории умело избегают открытого втягивания во внутренний конфликт и контролируют обширные области с несколькими городами. В том числе нефтяные области и города с терминалами отгрузки углеводородов.

Что происходит во внутренней ливийской территории Феццан, толком никто не знает. Отдельные отряды всех правительств углубляются в пустыню исключительно вдоль нефте- и газопроводов, контролируют добывающие мощности в Сахаре.

Что не помешало экспорту углеводородов из Ливии с 2010 года упасть в восемь раз. Аналогично снизилось благосостояние граждан бывшей Джамахирии. Силы правопорядка как таковые отсутствуют, их заменяет племенное ополчение и отряды самообороны. Здравоохранение, образование и социальное обеспечение доступны только в нескольких городах и в сильно усеченном виде. Инвестиции стабильно равны нулю. Только за шесть последних месяцев 2014 года число убитых в межправительственных войнах превысило 1.000 человек. Жертв криминально-бандитских инцидентов подсчитать невозможно.

Полная победа миротворческой операции НАТО в Ливии 2011 года налицо. После убийства американца и француза в отеле Corinthia на гримасы этой «победы» обратили внимание и мировые СМИ. Медийная ценность человеческой жизни тысяч ливийцев ниже трагедии с гражданами США и Франции. Даже если этих граждан всего двое. Увы, но Украина в этой градации гораздо ближе к Ливии, чем к Франции. Не только по вниманию средств массовой информации, по европейскому состраданию и пониманию. Но и по динамике кризисных процессов.

Ливия после Каддафи: гражданская война, деградация общества, сражения за нефть, землю и другие ресурсы, яростная грызня между победителями «тирана», кровавые междоусобицы, распад государства, хаос в условиях безразличия мирового сообщества.

Украина после Януковича: гражданская война, деградация общества, сражения за землю, первые признаки конфликтов внутри коалиции майданных триумфаторов...

Продолжить последовательность нетрудно. Сторонникам киевских властей стоит не грезить о Шарли, а нашить на шевроны очевидное признание Je suis Libya.

Радует разве что отсутствие ИГИЛ на украинской земле. Но разумную стратегию исламистов по настороженной дистанции от межливийских войн вполне могут использовать маргинальные группировки Украины. Ожидающие своего выхода на залитую кровью политическую авансцену. В тщательно выбранный момент истощения крупных игроков в вооруженном конфликте на Востоке. Зачем сражаться за власть, имея 2 % электоральной популярности, если эту власть можно просто подобрать в условиях дефолта и анархии.

Источник:grtribune.ru

[related-news]
{related-news}
[/related-news]

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Поделиться

Рекомендуем

Реклама Реклама Реклама Реклама

Спорт новости

Cтатьи и публикацииТрамп учел ошибку Никсона

Normal0falsefalsefalseRUX-NONEX-NONE После скандального увольнения Джеймса Коми с поста директора...

09 авг, 2017 0 2

Cтатьи и публикацииКозырная Джакарта

55 лет назад, 15 августа 1962 года, Голландия согласилась с инициативой ООН передать с ноября под...

08 авг, 2017 0 2

Cтатьи и публикацииЧерчилль тоже за Царьград

Отклик на статью «Пакты – вещь упрямая»Аргументы должны соответствовать уровню проблемыЯ...

08 авг, 2017 0 1

Теги

Авторизация