Начало начал: наука и случай
28 янв, 2015 0 Комментариев 13 Просмотров

Начало начал: наука и случай



Начало начал: наука и случай



С военным делом история связала имя величайшего геометра и механика Архимеда, жившего за два с половиной столетия до нашей эры. Свои научные познания Архимеду пришлось применить при защите своего родного города Сиракузы от нападения римлян. Ему пришла идея использования рычага для бросания камней в древних катапультах; история говорит о том, что ему была знакома сила упругости пара, которую он также хотел применить для бросания снарядов; легенда приписывает Архимеду применение зажигательных стекол, которыми он будто то бы сжег римский флот, опередив на 2000 лет идею "дьявольских лучей", столь интересующих науку и сегодня. По справедливости, Архимед может считаться не только отцом механики, но и зарождения артиллерийского дела и военной техники вообще, и при том "боевым отцом", так как он не только применил свои научные достижения для боевых целей, но и погиб от руки римского воина.

Научные истины Архимеда представляют собой пример того, насколько наука всесильна в военном деле. Трудами учёного пользовались и будут пользоваться при создании разнообразной техники, в том числе и военной. Причем на каждом шагу: без рычага не действует пулемет, не открывается орудийный затвор, не работает зубчатое колесо. Например, Архимедов закон удельного веса давал возможность артиллеристу приготовить необходимую жидкость для компрессоров.


Исключительный случай сохранил жизнь крупному математику средних веков — Тарталье. В 1512 году, когда французские войска заняли его родной город Брешии, они убили его отца, а ему, мальчику, рассекли до мозга череп, разбили челюсти, ранили язык. Тарталье не мог ни говорить, ни есть. Мать вылечила его смертельные раны, но он на всю жизнь остался косноязычным. По-видимому, из-за этого он получил прозвище "Тарталья", что по-итальянски означает заика. Его призванием стала математика. Он победил в состязании с таким сильным в математике современником, каким был тогда Джеронимо Кардано.

Не будучи артиллеристом, Тарталья исследовал законы движения снаряда в канале артиллерийского орудия и в воздухе. Этим он заложил основание для артиллерийской науки — внутренней и внешней баллистики. Не зная законов падения тел, открытых после него Галилеем, Тарталья тем не менее правильно решил несколько вопросов параболической теории движения снаряда и на пари доказал, что наибольшим углом дальности будет угол, близкий к 45 градусам, опередив своей теорией на 100 лет современную науку. Со времен Тартальи и до наших дней артиллеристы используют его труды.

Позже других на арену военной деятельности выходит химия.

Долгие тысячелетия она существовала в виде таинственной и загадочной науки — алхимии, родственной колдовству и чародейству, подвергающейся нередко гонению наравне с тягчайшими преступлениями. Благодаря настойчивости гениального французского химика Лавуазье на химию, наконец, обращают внимание, как на серьезную и обширную науку.

Являясь одним из управляющих пороховым делом во Франции, Лавуазье принес огромную пользу военному делу: он удвоил производство пороха во Франции, дал дошедшие до наших дней рациональные приемы очистки селитры, без которой, как известно, нельзя создать ни одного грамма какого бы то ни было взрывчатого вещества.

Химия становится теснейшим спутником военного дела, но долгое время только в глубоком тылу, в лабораториях и на заводах, начиная от орудийного металла и заканчивая всеми новейшими взрывчатыми веществами. Химия вырвалась "на свободу" благодаря германским химиками с Фрицом Габером во главе, которые создали новый способ поражения людей — газы. Они уничтожили сотни тысяч человек. Люди гибли не в честном бою, а от удушающих газов. Кстати, за эту работу Габер получил в 1918 году Нобелевскую премию.

Нет научного достижения, которое в первую очередь не давало бы идеи для использования его для боевых целей; нет ни одного применения современного боевого средства, которое не потребовало бы от науки надежной опоры.

История дает нам интересные примеры влияния военного дела и военно-научных работников на общую науку.



Начало начал: наука и случай



Наш русский профессор баллистики Николай Владимирович Маиевский за свои научные труды по этой военной науке был признан доктором математики и членом Парижской академии наук. «Курс внешней баллистики» Николая Маиевского принес автору всемирную известность и на долгие годы стал основным руководством для артиллеристов всех армий, выдвигая его на положение главы мировой баллистической науки, на положение «первого баллистика в Европе», как называли его многочисленные корреспонденты" (Игорь Владимиров, статья "Первый баллистик в Европе", РИА "Регионы России").



Начало начал: наука и случай



Его современник Аксель Вильгельмович Гадолин, специалист по разнообразным вопросам военного дела (по литью и скреплению орудий, по пороходелию) получил боевую награду — георгиевский крест — во время Севастопольской кампании и практически одновременно он получил звание академика, доктора минералогии, стал членом многочисленных русских и иностранных научных обществ. "Одной из основных работ Акселя Гадолина, которая получила мировое признание, является его «Теория орудий, скреплённых обручами», опубликованная в 1861 г. Этой, а также предшествующей ей работой «О сопротивлении стен орудий давлению пороховых газов» (1858 г.) А. В. Гадолин положил начало современной теории слоистых стен орудий, имеющей первостепенное значение при их проектировании" (Люди русской науки: Очерки о выдающихся деятелях естествознания и техники под ред. С.И. Вавилова. — М., Л.: Гос. изд-во техн.-теоретической литературы.- 1948).

Профессор артиллерийской академии Дмитрий Константинович Чернов своими научными исследованиями в области литья орудий и снарядов заслужил себе мировое имя, стал отцом-основателем новой науки — металлографии. "Чернов во многом способствовал превращению металлургии из ремесла в теоретически обоснованную научную дисциплину. Помимо этого он изучал возможные пути использования губчатого железа и поучаствовал в разработке стальных орудийных стволов, бронебойных снарядов, а также развитии зарождавшейся тогда авиации." (Д. К. Чернов — основоположник науки о металлах, в сборнике: Труды по истории техники, в. 5, М., 1954).



Начало начал: наука и случай



Профессор Владимир Николаевич Ипатьев избирается академиком (специализируется по вопросам химии), делает ценные вклады в эту науку, часть которых немцы использовали при создании своих военно-химических средств нападения. А в последствии Ипатьев стал "главой нашей химической промышленности", — так говорил о нем Ленин. К сожалению, в конце 20-х годов Владимир Николаевич был вынужден покинуть Россию: находясь в одной из зарубежных командировок, он узнал, что его ближайшие соратники были арестованы и расстреляны. Ипатьев решил не возвращаться и эмигрировал в США, где он создал новую отрасль — нефтехимию.

Стоит бегло пробежать хотя бы по одному их примеров создания и применения боевых средств, чтобы понять, насколько военное дело тесно связано с самыми обширнейшими научными областями.

Создание орудий и снарядов связано с целым рядом обширнейших наук. Металлургия, сталелитейное дело, теория упругости, теория лафетов и компрессоров связаны с различными разделами физики, математики, механики, химии. На этой основе создается орудие, снаряд, заряд. Теория взрывчатых веществ, внутренняя баллистика позволяют справиться с движущей силой пороха. Без внешней баллистики нельзя правильно направить снаряд. Необходимо также учитывать очень много научных факторов.

Где же предел вмешательству и опеке науки в военном деле и где нужно провести ту границу, которая должна разделить научного, кабинетного исследователя от солдата? Ведь очевидно, что для изучения всех этих обширнейших научных областей нужны годы и годы. Поэтому давно было принято решение о том, что выводы науки необходимо регламентировать в короткие окончательные формулы. Не только выводы вспомогательных для военного дела гражданских и военных технических наук, но и выводы наук чисто военных приведены в вид уставов, наставлений, инструкций, правил и т.д.

Впрочем, наряду с этими законченными формулами через все случаи их применения красной нитью проходит одна общая истина, отлично выраженная еще с времен Петра I: "В уставах порядки писаны, а времян и случаев нет". А боевая жизнь преподносит нам все новые и новые "времена" и "случаи".

Источник: topwar.ru

[related-news]
{related-news}
[/related-news]

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Поделиться

Рекомендуем

Реклама Реклама Реклама Реклама

Спорт новости

Cтатьи и публикацииМожно ли найти работу пенсионеру

Всегда было и будет нелегко найти работу пенсионеру, потому что существует предвзятое суждение о...

21 июл, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииУсловия кредита для ИП

Индивидуальные предприниматели – особая категория кредиторов. Это люди, которые одновременно могут...

22 мар, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииТрамп учел ошибку Никсона

Normal0falsefalsefalseRUX-NONEX-NONE После скандального увольнения Джеймса Коми с поста директора...

09 авг, 2017 0 2

Теги

Авторизация