Торпеды «Дагдизеля».
24 июн, 2015 0 Комментариев 3 Просмотров

Торпеды «Дагдизеля».


ОАО «Завод «Дагдизель»

Ранее автор уже неоднократно писал о развитии ситуации, сложившейся вокруг ОАО «Дагдизель». Некоторое время назад была передана просьба воздержаться от публикаций на эту тему, однако последние события и ряд недавних публикаций в СМИ привели к пониманию того что статья все-таки нужна.


Первое что хотелось бы подчеркнуть, - на данный момент конфликт между ОАО «Дагдизель» и Концерном «Гидроприбор» практически исчерпан. О причинах и основных моментах ниже, но принципиальным является то что сегодня умыслы некоторых лиц «завод закрыть а станки вывезти» шансов на осуществление не имеют. Не смотря на все проблемы, и пока еще тяжелую обстановку, завод выжил, работает, имеет ясные и значительные перспективы, и последний всплеск «нехорошей активностью» вокруг него связан именно с этим, повторюсь – четкими и ясными перспективами завода.


Теперь о «недавних статьях». Начать стоит с публикации 2 июня РИА новости - «Дагдизель» приступил к разработке высокоточного подводного оружия». На самом деле «Дагдизель» приступил к этому еще десять лет назад, инициативно, и за свой счет, и сегодня имеет в результатах лучший в мире торпедный двигатель, и практически завершенный ОКР «Ихтиозавр» по новой торпеде, - с уникальной по успешности и результатам статистике испытаний. Беседовавший с корреспондентом РИА новости, Главный конструктор по САПР ОАО «Дагдизель» Алиев Ш.Г., заслуженный и уважаемый человек (входивший в «клуб создателей торпедного оружия» из книги Гусева Р.А. «Такова торпедная жизнь»), видимо был не в курсе этих НИОКР, т.к. они возглавлялись и проводились совсем другим человеком – ныне действующим исполнительным директором ОАО «Дагдизель» Асалиевым С.М. (который и являлся Главным конструктором этой ОКР), вложившим все силы и душу в эту разработку, и принципиально державшегося в стороне от различных мутных конфликтов. Асалиев не занимался «политикой и интригами», он делал Дело.


Кроме того, нельзя не пройти мимо недавних публикаций в газете «Версия» с хлесткими заголовками по теме.


Совещание у Президента Российской Федерации 31 марта определило четкие шаги в ОПК по выходу из кризисной ситуации с отечественным морским подводным оружием. Думается, на это решение повлияла и позиция Секретаря Совета безопасности РФ Патрушева Н.П., который знаком с вопросом не только по докладам (он выпускник Ленинградского кораблестроительного института). Прозвучавшие же в публикации «Версии» заявления о использовании родственных связей, и тем более для неблаговидных поступков, не имеют под собой никаких реальных оснований, и фактически преследуют цель «сделать заявление погромче».


Так же не имеют под собой оснований обвинения в адрес нынешнего руководства «Дагдизеля» о «преднамеренном банкротстве» и умысле в «уничтожении завода». Вообще смешно и нелепо выглядит обвинение в «уничтожении и разворовывании» в отношении тех, кто каждую свободную копейку вкладывал не в «заграничные виллы», а в новые разработки – дающую жизнь и перспективы заводу. При всем уважении к журналисту Марату Хайруллину, нужно прямо сказать, что он не счел необходимым проверить те, якобы «факты» которые ему подсунули «заинтересованные лица».


Приведу только два, наиболее значимых примера. М.Хайруллин обвинил прежнее руководство завода в том что они организовали мошенническую операцию по поставке с ТНК «Дастан» якобы «старых аппаратурных модулей» с утилизированных торпед. При этом в этой же статье журналист ссылается на документы, в которых указаны сроки изготовления торпед ушедших на утилизацию – 1982-1984г. Принципиальным здесь является то, что аппаратурные модули «Керамика», которые поставлял на «Дагдизель» ТНК «Дастан» были разработаны ЦНИИ «Гидроприбор» для УСЭТ-80 только к … 1989г. Таким образом, очевидно, что на торпедах утилизации были совершенно иные «АМы» - «Водопад», имевших принципиально иные характеристики и устройство, которые физически не могли быть применены на торпедах изготовления 2000х годов. Данная информация открытая и вполне доступна в сети «Интернет», но видимо Марат Хайруллин необоснованно «поверил на слово» и не стал утруждать себя проверкой.


Ситуация с двигателями еще проще – в середине 90х «Дагдизель» выкупил на ОАО «Электросила» (производителе ДП-31У) весь остававшийся задел выпущенных электродвигателей. Это решение практически спасло завод в наиболее критические годы, позволив получить в конце 90х китайский заказ на торпеды УЭТТ. В дальнейшем ОАО «Дагдизель» совместно ЮФУ (Пахомин С.А.) провело совместную разработку принципиально нового, современного двигателя ВДПМ, ныне выпускаемого серийно. Следует отметить что при вскрытии в «Гидроприборе» в 2010г. нескольких изделий в них действительно оказались старые двигатели, однако история та со многими странностями, а соответствующие действия, по непонятной причине, производились без надлежащего процессуального оформления.


Ссылки на экспертов Северо-западного криминалистического центра МВД необоснованны, т.к. они сами, в соответствующих актах четко обозначили границы своих выводов (которые в дальнейшем были необоснованно «расширены» некоторыми лицами, что даже попало в судебные документы). Во всяком случае никакой реальной заинтересованности ОАО «Дагдизель», имевших, в отличии от других организаций, проверенные разработчиком двигатели с завода и свой новейший, к установке старых двигателей в торпеды не было.


«Не заметил» Марат Хайруллин и самого главного - масштабной проверки качества торпед ОАО «Дагдизель» проведенной в 2012г., с проведением большой статистики стрельб (в т.ч. и боевыми торпедами) в условиях флота. Результаты этих испытаний можно охарактеризовать одним коротким словом – блестящие. Никаких отклонений от ТУ независимой комиссией (повторюсь – с проведением фактических стрельб торпедами) обнаружено не было, все торпеды показали высокую надежность. Однако итогового акта этой проверки нет до сих пор, хотя должностному лицу, отвечавшему за него все документы были переданы своевременно, еще в 2012г. Причина этого простая – появление этого акта выбивает почву из под всех слухов о якобы «низком качестве» торпед «Дагдизеля». Если все наше оружие будет также проходить внезапные испытания и проверки качества, - можно быть спокойным за обороноспособность страны.


При наличии со стороны Хайруллина действительного интереса к теме ОАО «Дагдизель», можно предложить ему провести журналистское расследование по обстоятельствам проведения испытаний и «исчезновению» их документов и акта, - добиться того чтобы документы «вдруг нашлись». Это было бы значительной и реальной помощью для завода, и это нужно стране и флоту.


Прежде чем написать о конфликте вокруг завода, следует остановиться на его географическом расположении. Изначально, в 30х годах это было предприятие-«дублер» ленинградского «Двигателя», находившегося вблизи границы. Сегодня было бы тоже нелишним вспомнить о создании «дублеров», расположенных в глубине страны, особенно для приграничных предприятий. И тем более глупо и нелепо думать о закрытии уже существующих и эффективно работающих предприятий.


Еще одним фактором приводимым в качестве «аргумента» некоторыми лицами было якобы «нецелесообразность» размещения важных предприятий на «взрывоопасном Кавказе». Ответ на это мнение и прост, и сложен одновременно, - именно развитие науки и культуры, высокотехнологической промышленности выбивает почву из под ног у тех кто сегодня пытается «поджечь» Кавказ. И именно в этом должна заключаться государственная экономическая политика по развитию региона.


В том что завод, «Ихтиозавр» есть, выжили не смотря ни на что, есть и большая заслуга руководства Дагестана, занимавшего все это время мудрую позицию, ставившего во главу угла интересы не отдельных лиц или организаций, а государства и завода в целом.


Теперь о самом конфликте между «Гидроприбором» и «Дагдизелем». Изначально его материальной основой стал «китайский контракт» на изготовление и поставку торпеды УЭТТ для экспортных подводных лодок проекта 877ЭКМ для ВМС КНР. УЭТТ фактически являлась экспортной версией серийно выпускавшейся на «Дагдизеле» торпеды УСЭТ-80, держателем подлинников на которую и являлся «Дагдизель». Тем не менее, в УЭТТ разработчиком ЦНИИ «Гидроприбор» были проведены некоторые существенные доработки (например внедрение телеуправления и установка модернизированной, для условий южных морей, батареи). В том конфликте не было «правых», и здесь причиной было даже не тяжелое экономическое положение «Дагдизеля» и «Гидроприбора», а личный конфликт их директоров – Покорского Н.С. и Прошкина С.Г. Оба – яркие личности, «фанаты» торпедного дела, бившиеся за свои предприятия. К сожалению порой за счет интересов страны и флота. С одной стороны можно понять «Гидроприбор», являвшийся разработчиком торпед, которые выпускал «Дагдизель», и которому держателем подлинников «вдруг заявлялось» что «торпеда уже не ваша, она наша». С другой стороны, позиция «Дагдизеля» (Покорского Н.С.) все-таки была более конструктивной, - по авторским правам принципиальный вопрос был именно в размерах роялти (величине запросов со стороны разработчика), а не в принципиальном нежелании их платить. Здесь уже излишне говорить что некоторыми лицами действительно разрабатывались планы о закрытии завода. Сейчас это уже в прошлом, но тогда Покорский Н.С. бился за само выживание и сохранение предприятия, хоть действовал порой далеко не самыми лучшими средствами, и это потом сильно ударило по «Дагдизелю». Кроме того изначально (уже в конце 90х) возник вопрос о проведении импортозамещения и глубокой модернизации торпеды УСЭТ-80/УЭТТ. «Гидроприбор» здесь не мог предложить ничего, а «Дагдизель» сразу ориентировался на применение наиболее перспективных технических решений. Уместно вспомнить что инициативное совещание давшее импульс созданию малогабаритной торпеды комплекса «Пакет» было проведено в 2001г. именно Каспийске, на «Дагдизеле».


Фактически дагдизелевский «Ихтиозавр» начинался в середине 2000х, первоначально как глубокая модернизация УСЭТ-80/УЭТТ. К сожалению завод от этого вынужден был отойти, т.к. со стороны разработчика УСЭТ-80/УЭТТ – «Гидроприбора» было негласно заявлено что они никогда не согласуют (в соответствии с ГОСТ) «дагдизелевских модернизаций» УСЭТки. С образованием ОАО «Концерн морского подводного оружия «Гидроприбор» разработчиком была сделана модификация УСЭТ-80 для условий завода «Двигатель» - торпеда ТЭ2.


Одним из ключевых вопросов развития электрических торпед у нас стала проблема двигателя. Двигатель ДП-31У выпускался ОАО «Электросила» (выпуск прекращен в 1994г., сейчас на месте цеха торгово-развлекательный центр), был разработан в начале 70х годов. В попытке приблизиться (но не догнать!) по мощности американскую торпеду Mk48 был создан уникальный торпедный двигатель.


Достаточно сказать что при работе на номинальном режиме в торпеде в конце дистанции он раскалялся до 600°С (!). Однако достигнутая мощность приводила к очень высокому уровню помех, и это стало одним их серьезных ограничений для разработчиков системы управления и самонаведения торпеды. Кроме того превращаясь на дистанции в «раскаленную печь» двигатель сильно терял КПД, мощность (и скорость торпеды), делая малоперспективным применение новых мощных торпедных батарей. Данный недостаток ДП-31У в значительной мере стал причиной отставания у нас в создании новых торпедных батарей. В комплексе это привело к тому что в 90х годах ВМФ не рассматривал электрические торпеды в качестве перспективных. Открытие в начале 2000х годов ОКР по модернизации торпеды УСЭТ-80 было существенно не по «техническим» причинам, а скорее «подковерно-политическим».


Проблема двигателя ясно сознавалась и «Дагдизелем», и «Гидроприбором» (например Котовым А.С.). Однако попытки «Гидроприбора» создать новый двигатель закончились неудачей, и главной причиной этого были необоснованные надежды на «новые методы разработки» которые «легким движением» позволят создать двигатель много лучше западных. Т.е. объективной оценки всего комплекса трудностей такой работы не было. «Дагдизель», же находясь в сложном финансовом положении объективно ценил возможности, поставил реальные задачи и нашел разработчика который смог в короткие сроки и за весьма умеренное финансирование создать новый вентильный двигатель ВДПМ (ЮФУ, Пахомин С.А.). Необходимо отметить что Пахомин С.А. не только оказался талантливым инженером и организатором, но и исключительно порядочным человеком, и в последующих событиях это сыграло очень большую роль как для ВДПМ, так и самого ОАО «Дагдизель». Говоря об авторстве этого двигателя он особо подчеркивал что это продукт совместной разработки с ОАО «Дагдизель» (т.к. именно его здравая и объективная позиция по постановке задачи во многом позволила ее решить).


Учитывая объективные производственные возможности, Пахомин пошел на ряд, вроде бы «неоптимальных» инженерных решений. Здесь уместно вспомнить заключение «Гидроприбора» (Котова С.А.) 2007г. на эскизный проект ВДПМ, где заявлялось о том что деньги буду потрачены впустую, двигатель «не достигнет уровня ДП-31У» и будет иметь «крайне низкий КПД». Однако результаты испытаний ВДПМ были разгромными для оппонентов. Наиболее ярким было испытание на котором торпеда с более чем в два раза запредельной по срокам, «сдохшей» батарее прошла дистанцию на несколько километров больше (и без снижения скорости), чем торпеда с новой батареей и ДП-31У. Достигнуто это было за счет исключительно высокого КПД, не имеющего аналогов среди торпедных двигателей (в т.ч. западных). Да, по удельным показателям ВДПМ незначительно проигрывает двигателю немецкий торпеды DM2A4, но при этом он разработан в заданные сроки и крайне ограниченном финансировании, имеет значительные возможности по модернизации и форсированию («немец» же пределен по характеристикам), много проще по устройству и может серийно выпускать у нас даже не на самых передовых предприятиях.


Характерно что в вышедшей в 2011г. в КМПО «Гидроприбор» книге о торпедных электродвигателях Котов С.А. так и не смог «простить» этот успех конкуренту. В очередной раз в книге прозвучали слова о «низких характеристиках» ВДПМ (при том что уже в 2010г. специалистам уже было все ясно с успехом ВДПМ, и сам Котов С.А. в мае 2010г. докладывал от этом руководству «Гидроприбора»). Необходимо отметить что до сих пор сплетни о якобы «низких характеристиках» и «больших помехах» ВДПМ распространяются некоторыми лицами. Во многом это связно с тем что находясь в отчаянном положении с двигателями «Гидроприбор» предпринял попытку возобновления производства заведомо морально устаревшего, «антикварного» двигателя ДП-31У. С точки зрения здравого смысла и государственных интересов данное решение не поддается логике. Есть новый, отличный ВДПМ, который обеспечивает в числе прочего значительное повышение ТТХ и «гидроприборовской» ТЭ2. В этих условиях ставить в торпеды заведомый устаревший антиквариат, это хуже чем ошибка.


Тем не менее конфликт по новому двигателю вышел на высокий уровень. Очень большую роль в судьбе нового двигателя сыграл Советник Министра обороны РФ адмирал Сучков Г.А. Не смотря на жесткую позицию в отношении прошлого руководства завода, он поддержал новые разработки и «пробил вопрос» с тем чтобы в состав изделий последнего контракта «Дагдизеля» был включен ВДПМ. Серия «торпедных статей» в начале 2013г. в «Коммерсанте», направленных против Сучкова Г.А. и «Дагдизеля», ошибочных по содержанию и написанных на крайне слабом профессиональном уровне, была инспирирована определенными лицами для того чтобы протолкнуть вместо ВДПМ в контракт 2013г. «антикварные» ДП-31У. У них не получилось. Приходится сожалеть об участии в этой грязном деле уважаемого издания.


Низкий уровень помех нового двигателя открыл дорогу применению на электрических торпедах новых систем управления и самонаведения и батарей. Будучи пригодным к установке «один в один» на место ДП-31У он открывает перспективу глубокой модернизации торпеды УСЭТ-80 с выводом ее на уровень современных требований. Также нельзя пройти мимо против предложений «Дагдизеля» по продлению сроков службы ранее выпущенных торпед. Установка ВДПМ позволяет не только вернуть ТТХ в соответствии с ТУ для торпед со старыми «сдохшими» батареями (вместо их крайне дорогостоящей замены) но и в перспективе провести их глубокую модернизацию, что позволяет не только снизить стоимость торпедного боекомплекта ВМФ, но и провести перевооружение кораблей на новые (модернизированные) торпеды в короткие сроки.


Результаты инициативного ОКР «Ихтиозавр» (в который «Дагдизель» и вкладывал свою прибыль и все имевшиеся свободные средства) объективно значительно превзошли результаты заказанного МО РФ «конкурирующего» ОКР «Гидроприбора». Причем вся значительная статистика успешных испытаний «Ихтиозавра» была достигнута всего лишь двумя изделиями, часто на старых батареях (на большее не было средств). «Права на ошибку» у создателей «Ихтиозавра» не было Повторюсь – ничего подобного не было ни у какого другого разработчика.


Эта самоотверженная работа (и результаты морских стрельб) и были главной причиной поддержки завода флотом, не смотря на ряд крупных управленческих ошибок прежнего руководства «Дагдизеля», вызывавших порой «клокочущую ярость» у этих офицеров.


Управленческие ошибки прежнего руководства привели тому что предприятие попало в крайне тяжелую финансовую ситуации. Подчеркну именно ошибки прежнего руководства. Да были лица (в т.ч. высокопоставленные), противники «Дагдизеля» которые не скрывали замыслов обанкротить и закрыть завод, да эти лица имели «особые отношения» с некоторыми чиновниками МО РФ. Но именно это требовало тщательной оценки своих шагов и их последствий. Вместо этого была необоснованная надежда на некоторых лиц и их связи которое «помогут заводу». Однако лица на которых наделялось и рассчитывало прежнее руководство «Дагдизеля» предали его, фактически работая на противоположную сторону.


«Гром грянул» при выполнении «Дагдизелем» ГОЗ 2011-2013гг по поставке торпед УСЭТ-80. При этом в Госконтракт со стороны некоторых чиновников МО РФ был включен заведомо невыполнимый пункт о установке двигателей ДП-31У выпуска «не ранее 2010г.». Таких двигателей не было (последние – 1994г.) и не могло быть, т.к. для возобновления серийного производства была нужна не только техдокументация но и замена ряда уникальных для ДП-31У материалов, применявшихся для обеспечения теплового режима двигателя (более 600°С). По обоснованному мнению некоторых специалистов задача замены таких материалов (выпуск которых был прекращен в начале 90х) в полном объеме не была решена до сих пор.


Подписывая этот Госконтракт прежнее руководство «Дагдизеля» необоснованно надеялось урегулировать этот пункт в «рабочем порядке». Не получилось … Безусловно подписание Госконтракта с заведомо невыполнимыми условиями личная и безусловная вина бывшего руководства, только вот данный Госконтракт был далеко не единственный с подобной «миной». Системой работы некоторых чиновников МО РФ стало тогда преднамеренное «минирование» практически всех контрактов по теме заведомо невыполнимыми условиями. Зачем это делалось – пусть решает читатель, но факты были именно таковы, и лицо готовившее этот Госконтракт в МО РФ преднамеренно делало все для его срыва (аналогичный пример – тендер по ремонту торпед УСЭТ-80 ТОФ 2012г.). Фактически это была сознательная диверсия. Ссылки на «требования ГВП» в данном случае неприменимы, т.к. в соответствующих документах ГВП по проводимой по «Дагдизелю» проверке такие требования отсутствовали. Впрочем, чуть позже лицо готовившее этот «заминированный» Госконтракт позаботилось прикрыть свои действия подписью Сердюкова.


В последовавших судебных тяжбах прежняя юридическая служба ОАО «Дагдизель» и «привлеченных консультантов» не просто расписалась в своем непрофессионализме, но и прямо сыграла на сторону противника, в результате чего постановления арбитражных судов попали в т.ч. придуманные интриганами «обстоятельства», очернявшие завод, которых не было фактически.


В результате завод получил крупные штрафные санкции, Госконтракт был расторгнут и перезаключен в 2013г. (большую роль в этом сыграл Президент Дагестана Абдулатипов Р.Г. и Советник МО РФ адмирал Сучков Г.А.). Предусматривалась установка вместо ДП-31У нового двигателя ВДПМ. Однако последовавшие «украинские события» привели к прекращению поставки с Киевского завода автоматики блоков приборов управления (БПУ) торпед, что поставило и его на грань срыва. Обвинение в этом ОАО «Дагдизель» не только нелепы, но и просто оскорбительны. Задача замены украинских БПУ ставилась еще в 2000х ЦНИИ «Гидроприбор», однако в 2014г. «вдруг выяснилось» что фактически она не решена до сих пор. Сам «Дагдизель» инициативно проводил ОКР «Ихтиозавр» в котором было предусмотрено применение отечественных БПУ. И самое главное – данной ситуации бы не возникло если бы не преднамеренное «минирование» Госконтракта 2011г. известным чиновником МО РФ. Торпеды УСЭТ-80 по ГОЗ 2011-2013гг. были бы поставлены точно и в срок, а сейчас уже шел бы серийный выпуск «Ихтиозавров».


Результатом сложившейся тяжелой ситуации с создание отечественных торпед стала смена руководства и ОАО «Дагдизель» и КМПО «Гидроприбор», и на данный момент говорить о наличии какого либо конфликта между ними оснований нет. Большую роль в нормализации отношений сыграл заместитель Генерального директора ОАО «Концерн «Гидроприбор» и Председатель совета директоров ОАО «Дагдизель» Тарасов В.А. Отголоски прежней конфронтации еще остались, но вне сферы взаимоотношения между предприятиями, в первую очередь – вокруг самого «Дагдизеля» в самом Дагестане, особенно с учетом его перспектив. Завод сохранился и будет развиваться, и именно «интерес к перспективному предприятию» является вероятной причиной ряда недавних недостоверных публикаций в СМИ.

Выскажу личное мнение – главной проблемой ОАО «Дагдизель» сегодня является даже не финансовая, она будет разрешена ближайшие годы, а кадровая. Для развития необходима молодежь, необходимо обеспечить преемственность опыта, нужна подготовка кадров. И этот вопрос (в т.ч. строительство жилья) должен быть одним из приоритетных для оздоровления и развития завода.


Откровенно говоря, не хотелось бы больше возвращаться к теме конфликтов вокруг ОАО «Дагдизель». Гораздо интереснее было бы писать о первой в мире телеуправляемой авиационной торпеде ВТТ-1, разработанной в конце 60х годов КБ завода «Дагдизель» (на базе АТ-1), или перспективном «Ихтиозавре» (лет через …). Хочется пожелать заводу как можно быстрее выйти из «черной полосы», и занять достойное место в ОПК и гражданском секторе промышленности России, работникам завода – интересной работы и высокой оплаты их труда.


Автор: Максим Климов

Источник: http://vpk.name/user/2227/

[related-news]
{related-news}
[/related-news]

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Поделиться

Рекомендуем

Реклама Реклама Реклама Реклама

Спорт новости

Cтатьи и публикацииМожно ли найти работу пенсионеру

Всегда было и будет нелегко найти работу пенсионеру, потому что существует предвзятое суждение о...

21 июл, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииУсловия кредита для ИП

Индивидуальные предприниматели – особая категория кредиторов. Это люди, которые одновременно могут...

22 мар, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииТрамп учел ошибку Никсона

Normal0falsefalsefalseRUX-NONEX-NONE После скандального увольнения Джеймса Коми с поста директора...

09 авг, 2017 0 2

Теги

Авторизация