Одна из 27 миллионов смертей
29 июн, 2015 0 Комментариев 7 Просмотров

Одна из 27 миллионов смертей

Дарья Тимошенко. «Оставшийся на поле боя». М., 2015, 160 стр.

Эта книга весит столько же, сколько труд целого полка историков, хотя по сути посвящена всего одному человеку. Да и что в ней весу – 160 страниц всего. Но ее герой восстал из небытия благодаря усилиям поисковиков, нашедших его останки. А автор книги – Дарья Тимошенко сумела в деталях раскрыть историю его гибели. И дала понять всем нам, о скольких таких историях мы до сих пор не имеем понятия. И сколько героев таких историй еще лежат ненайденными на полях бывших сражений.

«Оставшийся на поле боя»

Впрочем, нет смысла описывать книгу. Давайте просто откроем ее наугад.

«Погибшие и незахороненные бойцы 2-го Прибалтийского фронта в отличие от погибших солдат противника достойно так и не увековечены. Многочисленные воинские памятники на Псковщине – это не могилы и не кладбища, а кенотафы, просто погребальные памятники, под которыми нет праха.

«1. Вид залегания останков до эксгумации – одиночное.

2. Количество погибших – один.

3. Тип захоронения – на месте гибели в бою.

4. Состояние останков – частично утрачены при проведении лесопосадочных работ».

Это типовые пункты «Протокола эксгумации останков погибшего воина», павшего на фронтах Великой Отечественной войны. По закону и по совести члены поисковых отрядов каждый раз, найдя останки, отвечают на страшные своей обыденностью вопросы.

3 июня 2012 года Александр Солнцев и Юрий Трофимов из поисковых групп «Сороть» и «Безымянный» поискового объединения «Святой Георгий» нашли гвардии лейтенанта Аниканова.

В оформленном протоколе обязательная информация о том, что останки были найдены в одном километре севернее деревни Ошидково, в урочище Григоркино Пушкиногорского района Псковской области.

Теперь это глухой медвежий угол, а когда-то были оживленные жилые места, где деревни порой сливались в сплошной «мегаполис». Ну а сегодня в десяти километрах от могилы Александра Сергеевича Пушкина – глушь, стоят несколько домиков в деревне Ашитково. Еще живут у реки Великой в деревне Щеглынь несколько человек, еще приезжают дачники, но в целом это «заповедные» края.

«Поднят солдат» – и поднявшие его должны ответить на вопросы: «Был ли памятный знак? Ответ: нет. Подвергались ли останки разграблению или неполному переносу? Нет».

«Верхние останки на глубине от поверхности в 5 сантиметрах. Дно захоронения – 7 сантиметров. Площадь захоронения – 1,2 на 1,7 метра».

Рядом с останками шесть пистолетных патронов калибра 7,62 миллиметра от пистолета ТТ, но нет пистолета, нет магазина, нет автомата ППШ, без которого командир взвода не шел в атаку. Просто на глубине 5 сантиметров, в окружении густого послевоенного леса, который начали валить опочецкие лесорубы, «в сухом песчаном грунте найдены останки офицера». Рядом знак «Гвардия» и орден «Красная Звезда» за номером 507399.

Все, что осталось от гвардии лейтенанта Аниканова, – шесть патронов, расческа, пряжка, знак гвардии и орден, вернувший его из забвения» (по номеру ордена был идентифицирован его владелец.Ред.).

«Александра Аниканова с войны ждала мама Валентина Константиновна, своей семьи у него не было. Как не было у него фотографии ни в учетно-персональной карточке, ни в личном деле, потому что и личного дела у лейтенанта не было.

Почему нет фотографии? Судя по учетно-персональной карточке, гвардии лейтенант Аниканов А. П. в военном училище не учился, по всей видимости, был направлен на армейские курсы лейтенантов, где готовясь к наступлению, в обстановке спешки выпустили приказ командующего о присвоении звания и отправили в дивизию восполнять после боев под Демянском некомплект командиров взводов.

Могли бы гарантированно сохраниться и фотография, и биография, но для этого надо было вступить в партию. Но хорошо воевавший гвардии лейтенант Александр Аниканов в партию не вступил… Почему? Причины неизвестны, но не став членом партии, обрек себя на забвение – ушел в небытие, без фотографии, без биографии. Только записи в учетно-персональной карточке – родился в 1921 году в деревне Хворостянка Терновского сельсовета Каширского района Московской области, призван в 1942-м. Почему? Загадка. Еще имеется запись в Именном списке потерь с годом рождения и адресом, куда посылать похоронку, да два наградных листа – вот и все документы о человеке, который ушел на войну и не вернулся».

«Бойцы и командиры Красной армии знали, что будет с их телом после их смерти. Хороший, жаль не переиздаваемый фронтовой поэт Павел Коган в набросках своих так и недописанных стихов 1942 года оставил строки:

Разрыв-травой, травою повиликой

Мы прорастем по горькой, по великой,

По нашей кровью политой земле…

Гвардии лейтенанту 66-го гвардейского стрелкового полка 23-й гвардейской стрелковой дивизии Александру Аниканову военная судьба определила прорасти на околице несуществующей сегодня пушкиногорской деревни Григоркино иван-чаем – псковским кипреем.

По-людски и по закону старшего лейтенанта Аниканова захоронили только через 69 лет после гибели.

А убили его 19 мая».

Опубликовано в выпуске № 24 (590) за 1 июля 2015 года

Источник: http://vpk-news.ru

[related-news]
{related-news}
[/related-news]

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 5 дней со дня публикации.

Поиск по сайту

Поделиться

Рекомендуем

Реклама Реклама Реклама Реклама

Спорт новости

Cтатьи и публикацииМожно ли найти работу пенсионеру

Всегда было и будет нелегко найти работу пенсионеру, потому что существует предвзятое суждение о...

21 июл, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииУсловия кредита для ИП

Индивидуальные предприниматели – особая категория кредиторов. Это люди, которые одновременно могут...

22 мар, 2018 0 0

Cтатьи и публикацииТрамп учел ошибку Никсона

Normal0falsefalsefalseRUX-NONEX-NONE После скандального увольнения Джеймса Коми с поста директора...

09 авг, 2017 0 2

Теги

Авторизация